«Я родилась, жила на Родине, сражалась за Родину и умру на своей Родине»: Аида СЕРОБЯН

Предлагаем вашему вниманию беседу корреспондента «Армяне сегодня» Карине Авагян с ополченцем, председателем «Общественной организации женщин-участниц Арцахской войны», полковником, педагогом Аидой Серобян.

– Быть женщиной, представительницей прекрасного пола, матерью и ополченцем… Несомненно, для многих трудно даже представить. Госпожа Аида, откуда в Вас столько отваги, решимости – ринуться в горнило войны?

– Еще с малых лет с большим интересом смотрела фильмы о Великой Отечественной войне, о врачах, сражавшихся на поле битвы, и всегда думала, что и я, если бы была взрослой, непременно была бы на поле брани. К несчастью моему и моей нации, мы оказались в боевых действиях, защищая родную землю, и я вспомнила годы моего детства, мои невинные детские мечты и желания, которые стали реальностью. Одной из первых я в составе добровольческих отрядов отправилась на поле битвы – в село Атерк Мардакертского района Арцаха, где шли ожесточенные бои. В то время дети мои были маленькие –оставила у матери, сказав, что еду работать в Джермукской здравнице… Бедная наивная мама принесла большой стакан и сказала: «Бала джан, не только работай, но и этим стаканом почаще пей целительную джермукскую воду». Я поставила себя перед выбором, и предпочла Родину.

– Кто либо направил Вас на поле битвы  – убеждением, советом, назначением?..

– Нет, это было мое решение. Накануне вечером по телевидению узнала, что Арцах остро нуждается во врачах, медицинских работниках, что даже раненые в ногу погибают, потому что нет специалистов. Следующим утром не пошла на работу в поликлинику – отправилась в Министерство здравоохранения и попросила командировать меня в Арцах. Начали расспрашивать – откуда  родом, на сколько дней хочу поехать, и очень удивились, узнав, что хочу поехать на два месяца (в то время многие ездили на 2-3 дня, максимум на неделю). В министерстве сказали, что больше всего в медработниках нуждается Мардакертский район, но там опасно, я же попросила командировать меня именно туда. Поехала на два месяца, но осталась до окончания войны: шел 1992 год, а мне было всего 35 лет…

– Не боялись мысли о гибели?

– Нет. На поле битвы я никогда не боялась этой мысли – боялась только раненой попасть в плен. Всегда была воорцужена и думала, что в подобном случае покончу с собой (в кармане военного жилета хранила гранаты, одну из которых берегла для себя).

– Какова была наша беоспособность в те годы, и какова – противника?

– Противник численностью раз в 10 превышал нас, вместе с ним против нас сражались и наемники. Враг был вооружен до зубов. Его танкистами, летчиками были хорошо подготовленные русские, снайперами – украинки, против нас воевали даже моджахеды: в этом мы убедились, когда враг отступал с захваченных нами позиций, и мы видели чалмы. Погибших моджахедов противник утаскивал за ноги, и эти чалмы падали с голов трупов и оставались на земле…

У нас не было оружия и боеприпасов, освободительные отряды сражались  охотничьими ружьями, пистолетами «ТОЗ», но боевой  дух наших был выше, наша битва была справедливой. Часто оставались голодными, не хватало обмундирования, оружия, боеприпасов, но никогда не отступали, не сломались.  Освобождая наши села, когда видели рассыпанные на земле патроны, брошенные убегавшим врагом оружие и боеприпасы – радости нашей не было конца-края. Армянские воины-ополченцы были вооружены великой верой, и именно она помогла одолеть врага.

– Госпожа Аида, бок о бок с вами сражались юноши, молодые люди, мудрые мужи, отважные армянки: Вы были очевидцем многих смертей, потерь… Был ли какой либо чрезвычайный случай, который до сих пор не дает Вам  покоя?..

– Были смерти и потери, видела растерзанные трупы, разрушенные села, сожженные, превратившиеся в пепел дома. Но был чрезвычайный, ужасный случай, воспоминания о котором до сих пор не дают мне покоя.

…Шел февраль 1993 года, когда после отступления, 8 месяцев оставаясь в селе Кичан Мардакерта, наконец, начали двигаться вперед и поочередно освобождать Зардахач, Гетаван, Атерк… Тяжелые бои шли на Мардакертском водохранилище под  названием «Плотина», враг взял в окружение 22 человека наших, все погибли, а раненую Наиру Саакян взяли в плен и начали заживо расчленять. Это было ужасно… Мы слушали голос Наиры, будто сходили с ума… До сих пор ужасный крик Наиры будто звучит в моих ушах… Когда освободили территорию, увидели, что головы всех отрубили и унесли, в том числе и Наиры. Боль чем больше саднила, тем делала сильнее наших воинов, чувство мести еще более крепло.

– Удавалось на поле битвы иногда и улыбаться в ожидании победы?

– Конечно, мы пережили ликование победы, радовались каждому освобожденному селу и могли улыбаться. �?зредка и шутили – вернее, настроения для этого не было, получалось само собой, по стечению обстоятельств. Я постоянно перевозила тяжелораненых в Дрмбонский госпиталь. Сражались за освобождение Магавуза. Со мной связались и сказали, что в таком-то месте есть «футболист» (так называли раненых) и мне надо поспешить. На «УАЗ»-е «Скорой помощи» впятером быстро поехали назад в Магавуз, дорога к которому пролегала по зеленому полю. Нужно было добраться до сельского кладбища, где сражалась группа Дашнака Жиро – раненый был там… С горы по нам стрелял вражеский танковый пулемет, сказала шоферу, чтобы  остановил машины, и побежали прятаться за кустом шиповника. Попадали друг на друга, чтобы спрятаться. Солдат-носильщик оказался в самом низу и кричал: «Доктор, нога, нога». Мне показалось, что   его нога затекла, поскольку мы все свалились на него… Случайно посмотрела на ногу и заметила, что стопа оторвана и висит… растолкала всех, вытащила штык-нож, чтобы снять туфель с ноги, и в то же время подбадривала: «Ничего, ничего, обувь на эту ногу в «Детском мире» покупать будешь». Это, конечно, был смех сквозь слезы, мрачный юмор…

– Часто встречаетесь с боевыми товарищами?

– Я автоматически стала воином Арцахской армии, воином армии Мардакерта, поскольку в сентябре 1992 года в Арцахе сформировалась армия, а я была там. Впоследствии по приказу Сержа Саргсяна меня перевели в Арцах в качестве врача Спасательной службы, затем приказом Самвела Бабаяна меня назначили врачом Шушинской воинской части. При случае бываю в Арцахе, встречаюсь с друзьями.

– Какие задачи поставила перед собой общественная организация женщин-участниц Арцахской освободительной битвы, какова ее деятельность?

– Эту организацию я учредила 17 лет назад. Основная цель – по возможности улучшить социальное положение женщин-ополченцев, помощь ополченцам-инвалидам и их семьям, сбережение памяти погибших. По нашей инициативе и ходатайству именами погибших женщин-ополченцев названы школы, улицы. Например, Ереванская школа лучников ныне названа именем чемпионки Армении, спортсменки-лучницы Нуне Абрамян, погибшей в 1994 году на Омарском перевале, школа села Золакар Мартунинского района носит имя Алвард Варданян, погибшей в 1993-м в Лачине…

– Кто содействует, спонсирует Вас в таких случаях?

– Честно говоря, я стараюсь ни к кому, ни к какой организации не обращаться, потому что несколько раз получала отказ, не откликнулись даже весьма известные организации и личности, когда обращалась с просьбой помочь сладостями, небольшими подарками для детей погибших и ставших инвалидами женщин-ополченцев. Я сама ополченец, инвалид второй группы (неоднократно была ранена на поле битвы), и думаю, что могла погибнуть, кто-либо обратился бы за помощью моим детям и получил отказ. В таких случаях я очень тяжело переживаю отказ, и хотела бы тысячу раз погибнуть.

– Сегодня мир неполноценный, ситуация напряженная, и если, не приведи Господь, возникнет необходимость, – Вы снова отправитесь в бой?

– Не раздумывая. Еще летом, когда ситуация на границах была напряженной, я сказала министру обороны, что женщины-ополченцы готовы.

– Вы поддерживаете идею о прохождении службы армянскими девушками?

– Конечно, это давно надо было сделать. Мы окружены врагами, нас мало, наши девушки и женщины непременно должны уметь пользоваться оружием, сражаться, защищаться, как в армии �?зраиля.

– Какие у Вас имеются награды за  боевую службу?

– Медали «За боевую службу», «За отвагу», медаль «За боевую службу», врученная президентом Арцаха, штук десять ведомственных медалей, полученных от министра обороны по различным поводам.

 – Помимо общественной работы, чем еще занимаетесь?

– Преподаю предметы «Военное дело», «Гражданская оборона» и «Чрезвычайные ситуации» в Государственном гуманитарном колледже: я военрук этого колледжа.

 – Поздравляя Вас и всех нас по случаю Дня Армянской армии, прошу Вас высказаться о нашей армии.

 – За столь короткий срок ни одна страна не могла создать столь мощные, боеспособные армии, как Армения и Арцах. К счастью, руководители обеих армий сегодня министры, которые были ополченцами, сражались начиная с отрядов и прекрасно знают, как сохранить и развить армию. Когда узнали весть о формировании армянской армии, еще шли боевые действия и один из солдат громко пел: «Первые воины новосформированной Армянской армии, идите с миром…» Тогда мы готовы были с песней на устах достичь Баку… Горжусь, что в создание этой армии я внесла мой небольшой личный вклад. Наших людей с малых лет нужно воспитывать в военно-патриотическом духе: в этом плане нужно пересмотреть школьные учебники по литературе, включить в учебные программы больше патриотических стихов.

 – Госпожа Аида, продолжите, пожалуйста, фразу: «Говоря Родина…

– Говоря Родина, я чувствую гордость, мощь, у меня вырастают крылья. Я родилась, жила на Родине, сражалась за Родину и умру на своей Родине.

 Карине АВАГЯН

Scroll Up