Первый вице-президент Союза адвокатов России: Судить Пермякова должна Армения

Алексей Бинецкий, доктор политических наук, первый вице-президент союза адвокатов России в рамках программы «Обозреватель» телеканала РБК затронул тему юридического аспекта шокирующего убийства семьи в армянском Гюмри. Новости Армении-NEWS.am представляет отрывки программы по части ответов А.Бинецкого.

-Алексей Эдуардович, каков юридический аспект этой проблемы? Может ли Россия сейчас выдать солдата-срочника Пермякова Армении? При каких условиях это возможно?

-Во-первых, тут есть два обстоятельства. Первое – политическое, когда мы видим, что происходит мощнейшая эскалация, и снять эту эскалацию, наверное, можно было бы таким способом, как, например, беседа президента Армении и президента Российской Федерации, которая могла бы быть выдана в эфир для того, чтобы разъяснить позицию обоих руководителей государств. �? вот то, что происходит сейчас в Гюмри…к сожалению, я не вижу никаких попыток для  того, чтобы это снивелировать.

-Вы считаете, что это вопрос, достойный обсуждения на уровне президентов?

 Абсолютно. А Вы разве считаете, что нет? Это тяжелейшая трагедия. К сожалению, то, что произошло у нас в Кущевке, не привело ни к каким массовым демонстрациям и выплеска национальной гордости и национального…

-Потому что это произошло у нас…

-Мы себя должны уважать. Тогда нас будут уважать другие. �? то, что произошло сейчас в Армении, безусловно, это очень серьезный удар по сближению двух государств, которое очень сильно в последние годы наметилось. Это очень серьезный удар по взаимоотношениям двух, не хочу говорить братских, но, во всяком случае, республик, которые исповедуют одну религию. Огромное количество армян живет в Российской Федерации и даже не говорит на армянском языке. Это действительно оплот Российской Федерации не только военный и политический, но еще духовно-социальный такой  фактор серьезный, поэтому снять напряженность можно было бы таким путем, и я думаю, что это совершенно правильно.

Юридически – сегодня абсолютно правильно. Поскольку военнослужащий покинул территорию базы, он перестал быть спецсубъектом, то что называется, и совершил преступление в уголовном поле на территории другого государства. Речь не идет о том, что Россия не выдает своих граждан для судопроизводства другим странам. В данном случае действительно прокуратура Армении имеет право и должна проводить расследование, а вот, наоборот, российские военные следователи с главной военной прокуратуры, они имеют право просить и должны быть допущены к участию в этом следствии.

-Почему тогда российская сторона ссылается на 61 статью Конституции? На каком основании?

-Во-первых, кто? На каком уровне ссылается? Я думаю, что российская сторона в лице определенных органов, в том числе и военных и политических просто не получила  еще прямого указания от главнокомандующего и от президента Российской Федерации – как действовать в этой ситуации. Вот и все. Это вопрос чисто бюрократической такой вот латентности, трусости в хорошем смысле. Ну не совершай действий, не получишь наказания.

-Еще один момент. Сейчас все говорят о необходимости, во всяком случае, активисты, которые выходят на улицы Армении, они говорят о необходимости выдачи российского военнослужащего. В то же время он же находится де-факто на территории Армении, на территории российской военной базы в Гюмри… Вот насколько корректно так ставить вопрос?

-Территория российской военной базы в Гюмри в  соответствии с договором –  это экстерриториальность. Это территория Российской Федерации до  тех пор, пока действует этот договор. Но еще раз говорю։ деяние, которое он совершил, оно было за пределами этой территории. �? соответственно судить и расследовать это преступление должны органы Армении при самом пристальном участии российских правоохранительных органов в лице главной военной прокуратуры, потому что им подследственно это дело.

-А чье законодательство предусматривает более строгое наказание за подобного рода преступления по этим статьям, по которым  ему предъявлено обвинение?

-Я не в курсе в отношении армянского законодательства в части, касающейся смертной казни, но думаю, что в данном случае говорить о серьезности, жестокости и размере наказания гораздо преждевременно. Вопрос заключается в том, что эта ситуация привела сегодня к тому, чего мы очень не хотим все.

Мы не хотим никакой эскалации, мы не хотим напряженности. Мы все время говорим о том, что мы должны жить в любви и дружбе. Я бы считал, что сегодня российские граждане или москвичи хотя бы должны были бы прийти к посольству Армении, возложить цветы, попросить извинения, сказать, что мы вместе с армянами, вместе с этой несчастной семьей и их родственниками. Вот это было бы реальным проявлением дружбы, сотрудничества и доказательства того, что мы уважаем любые страны, в том числе и те, в которых находятся наши военные базы.

Scroll Up