«Мудрый» ответ президента Азербайджана на письмо арцахской девочки

Недавно школьница из Степанакерта Аделина Авагимян написала письмо президенту Азербайджана �?льхаму Алиеву. Единственный вопрос, волнующий девочку – почему �?льхам Алиев вновь грозит арцахцам войной. Вместо того, чтобы ответить на этот элементарный вопрос, заведующий отделом аппарата �?льхама Алиева Эльнур Асланов написал очередную «агит-меморандум», в котором говорится о «создании в то время азербайджанцами государственного формирования», «руководители которого в конце XVIII века основали Ханкенди».

Обращаясь к Аделине Авагимян, Асланов  фактически «оппонирует» всем арцахцам, армянам вообще: «Ты пишешь, что родилась и живешь в Степанакерте. В реальности город называется Ханкенди… Он возник как место отдыха хана, его семьи и приближенных. Для удобства ханов в нескольких километрах   от столицы ханства Панахабада  – ныне Шуша, – на склонах гор были заложены первые замки. Село, где время от времени жили только члены семьи хана, получило название «Ханн кенди», которое в переводе с азербайджанского означает  «ханское село», а позднее окончательно получило название «Ханкенди». Только в 1923 году, спустя более 100 лет после основания, Ханкенди был переименован в Степанакерт в честь большевика Степана Шаумяна».

Как говорится, нет худа без добра. «Мысли», высказанные в этих нескольких строках, представляют всю сущность азербайджанской «элиты», напрочь лишенной элементарнейших знаний истории вообще и Карабаха в частности. Надо быть совершенным профаном,  чтобы писать, что «в нескольких километрах от Шуши, на горных склонах были заложены первые замки, здесь время от времени жила только семья хана и село получило название Ханкенди». Неужто Эльнур Асланов даже не потрудился взглянуть на карту Нагорного Карабаха, прежде чем писать подобные мысли.

Ведь Степанакерт, действительно, находится на расстоянии нескольких километров от Шуши, но расположен в низинной по сравнению с ней местности, где нет никаких горных склонов. То есть местность не могла быть местом отдыха «ханов» Шуши, поскольку сама Шуши являлась местом отдыха. А если «ханам», тем не менее, становилось жарко даже в Шуши, то для летней резиденции должны были найти местечко на горных склонах Кирса. Об этом молчит даже азербайджанская история.

Какой смысл содержится в этом неграмотном наблюдении? Чтобы «доказать», что «Карабахские ханы основали не только Шуши, но и Ханкенди». Считающийся азербайджанцем Мирза Адигезал-бек, бывший «везирем �?брагим-хана» и написал историю своего владыки и его рода, оставил четкие свидетельства о тех «миросозидательных» делах, которые совершил Фанах и его сын �?брагим.  Даже очевидец событий и служивший «везирем» у �?брагима автор не знает о «возведенных в Ханкенди замках и других сооружениях». Если бы таковые были, он бы непременно упомянул. Поскольку не ленится даже «стены сада» считать «достойными упоминания».Единственное, что можно считать «упоминанием о хане на территории нынешнего Степанакерта», это название «Ханбаха», но даже при величайшем желании трудно одно «здание» считать «летними замками», тем более «поселком» или «селом».

В своем «меморандуме» Эльнур Асланов с присущей ему тупостью вновь спекулирует на теме о «пришлости карабахских армян». Он конечно «великодушно» не отрицает, что «в Карабахе армяне также жили, но составляли мизерное меньшинство общего населения».

Теперь, обращаясь исключительно к помощи упомянутого азербайджанского автора, попытаемся выяснить, кто, когда и как очутился в Карабахе. О Панахе он пишет, что «в крепости Баят собрал свою семью, родных, старейшин. Жившие в округе люди, даже большая часть мастеровых и населения областей Тавриз и Ардабиль, слыша об успехах Панах-хана, его отношении к людям и любви к людям, вместе со своими семьями перебираются в Баят».

Надо надеяться, что Асланов хотя бы на карте знает расположение иранских городов Тавриз и Ардабил. �?менно эти люди составили «илат» Панаха, который впоследствии вместе с ним перебрался в Тигранакерт-Тарнакут, который азербайджанцы называют Шахбулатом, а впоследствии Шуши.  �? это было первое «азербайджанское» население, появившееся в Карабахе. Тот факт, что «азербайджанское» население Шуши не является местным, признали также азербайджанские интеллигенты родом из Шуши. Эльнур Асланов, хочется верить, хотя бы читал азербайджанских классиков. Напомню ему роман «В крови» Юсифа Везира Чеменземенли, где описаны истории периода кровавого правления �?брагима. Говоря о родословной «везира» �?брагима Молла Панаха  Вагифа, Чеменземенли писал: «…Замученные казахцы не знали, где обрести покой.

Создание Карабахского ханства и возведение Шушинской крепости в 1754 году внушило надежду, что в городе-крепости, находящейся высоко в горах, в стороне от больших дорог, люди наконец обретут покой, и казахцы начали переезжать в Карабах. Вагиф, вместе с 17 другими семьями из рода  Саатли, перебрался в Шуши, основал «махал», который так и назывался – Саатли».

Несколько лет назад, посетив Арцах, на приеме у Президента НКР проф. Фархад Бадалбейли, чей дед родился в Шуши, с гордостью сказал, что он «из каджаров». Кто такие «каджары» и где их родина знает, думаю, даже Эльнур Асланов, пишет газета «Азг».

Scroll Up