«Песня для меня – как кислород»: Балик Галемкерян-Попова

«Армянский – лампада нашего дома, молитва нашего дома»

 Гостья электронной газеты Министерства Диаспоры РА «Армяне сегодня» – родившаяся и выросшая в Сирии, в Ереване получившая высшее образование, обосновавшаяся в Москве и создавшая счастливую семью с русским виолончелистом, Заслуженным артистом РФ Константином Поповым оперная певица, лауреат международных конкурсов Балик Галемкерян-Попова 13 лет не бывала на Родине, и в ее словах сквозила неприкрытая грусть.

 – Госпожа Балик, как же Вы выдержали эту ностальгию?

 – С трудом: я родилась и выросла в Сирии, училась в Ереванской государственной консерватории и очень тоскую по Родине, местам, где родилась и выросла, хотя частенько навещала Сирию, а в Армении не бывала долгое время. Вместе с супругом и дочерью Анной обосновались в Москве: я пою в местной Армянской Апостольской церкви Святого Преображения. В Сирии, даже в годы войны, мы часто бывали, выступали с концертами. Училась в национальной гимназии «Карен Эппе» Алеппо, затем – в Ереванской государственной консерватории имени Комитаса, в классе Татевик Сазандарян, по окончании которого поступила на работу в Ереванский оперный театр, который только возглавил ныне, увы, блаженной памяти Гегам Григорян. Короткой была моя трудовая биография – я была обручена и обещала жениху после 5 лет обучения возвратиться в Сирию, где он работал. Знаю, что всех интересует моя вторая фамилия – Попова. Расскажу Вам историю моего замужества с русским Константином Поповым. Это было беспрецедентное явление – супружество сирийской армянки и русского… В рамках договора между РФ и Сирией  Константин был приглашен на работу в Сирии, я же в культурном центре обучалась у него игре на виолончели. Кстати, дочь наша избрала тот же путь.

 – Ваши родители, крепко держащиеся за армянские корни, почитающие армянские традиции сирийские армяне не возражали против Вашего решения выйти замуж за иностранца?

 – Не скрою, возражали, но в конечном итоге победила любовь: Константин согласился подождать пять лет, пока закончу учебу. За это время родители убедились, чт о он достойный человек и прекрасный специалист. Мы с братом одновременно поступили в консерваторию, брат учился на композиторском отделении у Арама Сатяна и окончил со специальностью симфонический дирижер. Он, к сожалению,  скончался, в годы Сирийской войны скончался и отец, впоследствии я забрала маму к себе в Москву. Дочка родилась в Сирии, она была маленькой, когда наша семья обосновалась в Москве.

 – Константин когда либо обосновывал решение избрать жену-армянку: Ваши прекрасные армянские глаза его покорили, талант, отношение армян к традициям?..

 – Да, говорил, что его привлекали талант, отношение к традициям, воспитание, любовь и уважение, теплое отношение армян к другим нациям. Долгое время, с 1995 года он жил и работал в Сирии, в культурном центре Дамаска, изучал Восток, особенно Сирию и сирийских армян.

 – Фактически, вы еще и виолончелистка, где чувствуете себя более состоявшейся: в вокале или игре на виолончели?

 – Конечно, вокале, это мое пространство, мой мир.

 – Вы сказали, что дочь Анна тоже виолончелистка…

 – Ей 12 лет, она также поет, по двум музыкальным специальностям стала лауреатом международных конкурсов.

 – Госпожа Галемкерян-Попова, у Вас были сольные концерты?

 – Да, первый мой сольный концерт состоялся в Сирии, когда была еще студенткой. После этого состоялся концерт в Ереванском доме Камерной музыки с ансамблем «Тагаран» под руководством Седрака Ерканяна. Концерт 15 июня состоялся также с этим ансамблем. При содействии Арама Сатяна был предоставлен зал Союза композиторов. Мы с ним добрые друзья, он был педагогом моего брата. Концертная программа была составлена из известных произведений армянских, русских и других мировых композиторов, в нее была включена и ария «Аве Мария» поп-оперы «Лилит» Арама Сатяна.

 – Балик, Вы выучили русский язык. А Ваш супруг владеет армянским?..

 – Русский я выучила еще в годы учебы в консерватории. А Константин понимает по-армянски, но не говорит, однако когда мне взгрустнется, начинает произносить армянские слова, чтобы развеять мою грусть. Дочка владеет несколькими языками – армянским, арабским, английским, русским. Дома говорим на всех языках, но больше общаемся на английском. Впрочем, армянский – лампада нашего дома, молитва нашего дома.

 – Пытались исполнять народные песни?

 – Я пыталась петь во всех жанрах, за исключением джаза и рока.

 – Ваши любимые армянские композиторы, мировые классические певцы…

 – Александр Арутюнян, Эдгар Мирзоян, Арам Сатян, Барсег Каначян, Абрамян, Роберт Амирханян, Гегуни Чтчян… Величинами мирового вокального искусства для меня – Монсеррат Кабалье и Чечилия Бартолли. К той же плоскости могу приблизить и моего педагога Татевик Сазандарян.

 – Пытались убедить Константина обосноваться в Армении?

 – Убеждать супруга и дочку нет надобности – они сами к этому стремятся.

 – Ереван 13 лет назад и сейчас Вашими глазами.

 – Очень изменился. Мне рассказывали, но не представляла. После 2003 года стал почти неузнаваемым.

 – Чем является для Вас песня?

 – Скажу одним словом – кислород: я хочу всегда петь, пела во многих местах, но желание было всегда петь в Армении.

 – Спасибо, пусть Ваша мечта всегда петь на Родине станет приятной реальностью.

Беседу вела Карине АВАГЯН

 

Scroll Up